Липочка какое приятное занятие эти танцы гдз. Свои люди – сочтемся. Александр Островский Свои люди — сочтёмся Читать

Краткое содержание «Свои люди сочтемся»

Липочка какое приятное занятие эти танцы гдз. Свои люди – сочтемся. Александр Островский Свои люди — сочтёмся Читать

Пьесу «Свои люди сочтемся» А.Н. Островский написал в 1849 году. Первоначальными названиями комедии были «Несостоятельный должник» и «Банкрот». Пьеса написана в рамках реализма (художественное направление в русской литературе). В комедии Островский высмеивает купеческое московское общество того времени, обнажая бездуховность и бездушие людей, живущих по законам обмана.

На сайте можно читать онлайн краткое содержание «Свои люди сочтемся» по действиям и явлениям (по главам), а также пройти тест на знание пьесы.

Материал подготовлен совместно с учителем высшей категории Ильиной Галиной Сергеевной. Опыт работы учителем русского языка и литературы – 36 лет.

Подхалюзин Лазарь Елизарыч – приказчик у Большова, затем муж Липочки. Расчетливый, думающий только о себе, готовый обмануть кого угодно ради собственной выгоды.

Липочка (Олимпиада Самсоновна) – дочь Большова; в отличие от родителей имела некоторое образование; хотела благородного мужа, стремилась в высший свет.

Большов Самсон Силыч – купец, отец Липочки; самодур и грубиян; «Коли им что попало в голову, уж ничем не выбьешь оттедова».

Аграфена Кондратьевна – жена Большова, мать Липочки.

Устинья Наумовна – сваха.

Рисположенский Сысой Псоич – стряпчий.

Липочка сидит с книгой у окна и рассуждает о том, какое же приятное занятие танцы. Она получила всего двадцать уроков. Сейчас же переживает, что полтора года не танцевала и может оконфузиться перед будущим мужем, пытается вспомнить движения.

Явление 2

Аграфена Кондратьевна, увидев, что Липочка танцует, начинает сердиться. Девушка же возмущена, что ей приходится иногда краснеть за «отвратительные понятия» родителей, ведь они «ничему не воспитаны».

Липочке никак не могут найти жениха. Она огорчена, что «все подруги с мужьями давно, а я словно сирота какая! Отыскался вот один, так и тому отказали». Липочка угрожает матери, что назло родителям тайно обвенчается с каким-нибудь гусаром.

Явления 3 – 5

К Большовым приходит сваха. Липочка и Аграфена спрашивают, когда уже им жених найдется. Устинья Наумовна отвечает, что с ними «не скоро сообразишь». Отец просит жениха богатого, мать – «беспременно купца», чтобы был «жалованный» и «лоб-то крестил бы по-старинному», а сама Липочка – дворянина.

Явления 6 – 7

Липочка не хочет, чтобы ее муж был купцом, как отец, потому что у купцов нет благородного обращения.

Устинья Наумовна говорит Аграфене Кондратьевне, что отыскала им «брильянтового» жениха, благородного человека, «вельможу».

Явления 8 – 10

Большов обсуждает с Рисположенским свои дела. Купец сильно задолжал кредиторам.

Сысой Псоич советует ему объявить себя банкротом, заложить или продать лавки, переписать имущество на кого-то из «чужих», например, на приказчика Большова – Лазаря Елизарыча.

Большов соглашается, ведь «он малый с понятием, да и капиталец есть». Рисположенский говорит, что после того как они заложат дом, напишут «реестрик» по 25 копеек за рубль и пойдут к кредиторам.

Явление 11

Подхалюзин приносит «объявления казенные» — многие богатые купцы объявили себя банкротами.

Явление 12

Подхалюзин уверяет Большова, что готов ему помочь выйти из трудного положения. Самсон Силыч обещает приказчику долю барыша. Лазарь отвечает, что ему кроме спокойствия Большова ничего не нужно, ведь и так должен за то, что Самсон взял его на работу еще мальчишкой.

Явления 1 – 3

Лазарь размышляет о том, что в случае банкротства Большова ему придется «в проходном ряду пылью торговать» и нужно что-то придумать. Ему в голову приходит, что, хотя Олимпиада Самсоновна и образованная барышня, но без приданого ее теперь никто не возьмет, поэтому стоит посвататься за нее самому.

Явления 4 – 5

Рисположенский рассказывает Подхалюзину, что Большов обещал ему за устройство дел тысячу рублей и енотовую шубу. Лазарь обещает стряпчему две тысячи, но придется немного изменить планы.

Явление 4

Как только к Большовым приходит Лазарь, Самсон Силыч, не медля, сообщает, что Подхалюзин – выбранный им жених. Липочка возмущенно говорит, что не пойдет «за такого противного». Большов насильно берет дочь за руку.

Аграфена просит его опомниться, но он отвечает: «На что ж я и отец, коли не приказывать? Даром что ли я ее кормил?». Липочка возмущена: «Где это видано, чтобы воспитанные барышни выходили за своих работников?».

Большов приказывает ей замолчать: «Велю, так и за дворника выдешь».

Подхалюзин уверяет расстроенную Аграфену, что «Вам зятя такого, который бы вас уважал и, значит, старость вашу покоил, – окромя меня, не найтить-с».

Явление 5

Наедине с Подхалюзиным Липочка называет его необразованным дураком и наотрез отказывается выходить за него. Лазарь отвечает, что ни один благородный без приданого ее замуж не возьмет – отец ее банкрот, а дом и лавки переписал на него.

Липочка удивлена, откуда Подхалюзин взял деньги, на что тот отвечает: «У нас, слава богу, денег-то побольше, чем у какого благородного».

Лазарь обещает Липочке, что она будет дома ходить в шелковых платьях, они заведут орловских лошадей, он же будет ходить во фраке и остриженный по моде.

Подумав, Липочка просит увезти ее из родительского дома: «Ах, если бы вы знали, Лазарь Елизарыч, какое мне житье здесь! У маменьки семь пятниц на неделе; тятенька как не пьян, так молчит, а как пьян, так прибьет того и гляди. Каково это терпеть абразованной барышне!».

Лазарь обещает, что они после свадьбы переедут в свой дом. Липочка же заключает: «Так смотрите же, Лазарь Елизарыч, мы будем жить сами по себе, а они сами по себе. Мы заведем все по моде, а они – как хотят».

Явления 6 – 8

Лазарь всем сообщает, что Липочка согласилась выйти за него замуж. Большов объявляет, что дом и лавки будут вместо приданого, еще «из наличного отсчитает»: «Бери все, только нас со старухой корми да кредиторам заплати копеек по десяти». Подхалюзин подытоживает: «Свои люди – сочтемся!».

Явление 1

Меблированная гостиная в доме Подхалюзина. Олимпиада Самсоновна одета в шелковую блузу последнего фасона, Лазарь в модном сюртуке. Они обсуждают, что нужно купить новую коляску, планируют поехать в Сокольники и в парк. Олимпиада по просьбе мужа говорит фразу на плохом французском, чем приводит его в восторг.

Явления 2 – 3

Пришедшей Устинье Наумовне Олимпида хвастается количеством новых нарядов. Сваха просит у Лазаря обещанных денег. Подхалюзин дает только сто целковых: «Мало ли что я обещал! Я обещал с Ивана Великого прыгнуть, коли женюсь на Алимпияде Самсоновне,- так и прыгать?». Расстроенная и возмущенная Устинья Наумовна обещает «расславить» их по всей Москве.

Читать книгу «Свои люди – сочтемся» онлайн — Александр Островский — Страница 1 — MyBook

Липочка какое приятное занятие эти танцы гдз. Свои люди – сочтемся. Александр Островский Свои люди — сочтёмся Читать

Самсон Силыч Большов, купец.

Аграфена Кондратьевна, его жена.

Олимпиада Самсоновна (Липочка), их дочь.

Лазарь Елизарыч Подхалюзин, приказчик.

Устинья Наумовна, сваха.

Сысой Псоич Рисположенский, стряпчий.

Фоминишна, ключница

Тишка, мальчик

Гостиная в доме Большова.

Явление первое

Липочка(сидит у окна с книгой).

Какое приятное занятие эти танцы! Ведь уж как хорошо! Что может быть восхитительнее? Приедешь в Собрание али к кому на свадьбу, сидишь, натурально – вся в цветах, разодета, как игрушка али картинка журнальная; вдруг подлетает кавалер: «Удостойте счастия, сударыня!» Ну, видишь: если человек с понятием али армейской какой – возьмешь да и прищуришься, отвечаешь: «Извольте, с удовольствием!» Ах! (с жаром) оча-ро-ва-тельно! Это просто уму непостижимо! (Вздыхает.) Больше всего не люблю я танцевать с студентами да с приказными. То ли дело отличаться с военными! Ах, прелесть! восхищение! И усы, и эполеты, и мундир, а у иных даже шпоры с колокольчиками. Одно убийственно, что сабли нет! И для чего они ее отвязывают? Странно, ей-богу! Сами не понимают, как блеснуть очаровательнее! Ведь посмотрели бы на шпоры, как они звенят, особливо если улан али полковник какой разрисовывает – чудо! Любоваться мило-дорого! Ну, а прицепи-ка он еще саблю: просто ничего не увидишь любопытнее; одного грома лучше музыки наслушаешься. Уж какое же есть сравнение: военный или штатский? Военный – уж это сейчас видно: и ловкость, и все; а штатский что? Так, какой-то неодушевленный! (Молчание.) Удивляюсь, отчего это многие дамы, поджавши ножки, сидят? Формально нет никакой трудности выучиться! Вот уж я, на что совестилась учителя, а в двадцать уроков всё решительно поняла. Отчего это не учиться танцевать! Это одно только суеверие! Вот маменька, бывало, сердится, что учитель все за коленки хватает. Все это от необразования! Что за важность! Он танцмейстер, а не кто-нибудь другой. (Задумывается.) Воображаю я себе: вдруг за меня посватается военный, вдруг у нас парадный сговор: горят везде свечки, ходят официанты в белых перчатках; я, натурально, в тюлевом либо в газовом платье, тут вдруг заиграют вальс. А ну, как я перед ним оконфужусь! Ах, страм какой! Куда тогда деваться-то? Что он подумает? Вот, скажет, дура необразованная! Да нет, как это можно! Однако я вот уж полтора года не танцевала! Попробую-ко теперь на досуге. (Дурно вальсируя.) Раз… два… три… раз… два… три…

Явление второе

Липочка и Аграфена Кондратьевна.

Аграфена Кондратьевна(входя). Так, так, бесстыдница! Как будто сердце чувствовало: ни свет ни заря, не поемши хлеба Божьего, да уж и за пляску тотчас!

Липочка. Как, маменька? я и чай пила, и ватрушку скушала. Посмотрите-ко, хорошо? Раз… два… три… раз… два…

Аграфена Кондратьевна(преследуя ее). Так что ж, что ты скушала? Нужно мне очень смотреть, как ты греховодничаешь!.. Говорю тебе, не вертись!

Липочка. Что за грех такой! Нынче все этим развлекаются. Раз… два…

Аграфена Кондратьевна.

Лучше об стол лбом стучи, да ногами не озорничай! (Бегает за ней.) Да что ж ты, с чего ж ты взяла не слушаться!

Липочка. Как не слушаться, кто вам сказал! Не мешайте, дайте кончить как надобно! Раз… два… три…

Аграфена Кондратьевна.

Долго ль же мне бегать-то за тобой на старости лет! Ух, замучила, варварка! Слышишь, перестань! Отцу пожалуюсь!

Липочка. Сейчас, сейчас, маменька! Последний кружок! Вас на то и Бог создал, чтобы жаловаться. Сами-то вы не очень для меня значительны! Раз… два…

Аграфена Кондратьевна.

Как, ты еще пляшешь да еще ругаешься! Сию минуту брось! Тебе ж будет хуже: поймаю за юбку, весь хвост оторву.

Липочка. Ну да рвите на здоровье! Вам же зашивать придется! Вот и будет! (Садится.) Фу… фу… как упаточилась, словно воз везла! Ух! Дайте, маменька, платочка пот обтереть.

Аграфена Кондратьевна.

Постой, уж я сама оботру! Ишь уморилась! А ведь и то сказать, будто неволили. Коли уж матери не почитаешь, так стен-то бы посовестилась. Отец, голубчик, через великую силу ноги двигает, а ты тут скачешь, как юла какая!

Липочка. Подите вы с своими советами! Что ж мне делать, по-вашему! Самой, что ли, хворать прикажете? Вот другой манер, кабы я была докторша! Ух! Что это у вас за отвратительные понятия! Ах! какие вы, маменька, ей-богу! Право, мне иногда краснеть приходится от ваших глупостей!

Аграфена Кондратьевна.

Каково детище-то ненаглядное! Прошу подумать, как она мать-то честит! Ах ты болтушка бестолковая! Да разве можно такими речами поносить родителей? Да неужто я затем тебя на свет родила, учила да берегла пуще соломинки?

Липочка. Не вы учили – посторонние; полноте, пожалуйста; вы и сами-то, признаться сказать, ничему не воспитаны. Ну, что ж? Родили вы – я была тогда что? ребенок, дитя без понятия, не смыслила обращения. А выросла да посмотрела на светский тон, так и вижу, что я гораздо других образованнее. Что ж мне, потакать вашим глупостям! Как же! Есть оказия.

Аграфена Кондратьевна.

Уймись! эй, уймись, бесстыдница! Выведешь ты меня из терпения, прямо к отцу пойду, так в ноги и брякнусь, житья, скажу, нет от дочери, Самсонушко!

Липочка. Да, вам житья нет! Воображаю! А мне есть от вас житье? Зачем вы отказали жениху? Чем не бесподобная партия? Чем не капидон? Что вы нашли в нем легковерного?

Аграфена Кондратьевна.

А то и легковерного, что зубоскал! Приехал, ломался, ломался, вертелся, вертелся. Эка невидаль!

Липочка. Да, много вы знаете! Известно, он благородный человек, так и действует по-деликатному. В ихнем кругу всегда так делают. Да как еще вы смеете порочить таких людей, которых вы и понятия не знаете? Он ведь не купчишка какой-нибудь. (Шепчет в сторону.) Душка, милашка!

Аграфена Кондратьевна.

Да, хорош душка! Скажите пожалуйста! Жалко, что не отдали тебя за шута за горохового. Ведь ишь ты, блажь-то какая в тебе; ведь это ты назло матери под нос-то шепчешь.

Липочка. Видимый резон, что не хотите моего счастия. Вам с тятенькой только кляузы строить да тиранничать.

Аграфена Кондратьевна.

Ну, как ты хочешь, так и думай. Господь тебе судья! А никто так не заботится о своем детище, как материнская утроба! Ты вот тут хохришься да разные глупости выколупываешь, а мы с отцом-то и дённо и нощно заботимся, как бы тебе хорошего человека найти да пристроить тебя поскорее.

Липочка. Да, легко вам разговаривать, а позвольте спросить, каково мне-то?

Аграфена Кондратьевна.

Разве мне тебя не жаль, ты думаешь! Да что делать-то! Потерпи малость, уж коли много лет ждала. Ведь нельзя же тебе вдруг жениха найти: скоро-то только кошки мышей ловят.

Липочка. Что мне до ваших кошек! Мне мужа надобно! Что это такое! Страм встречаться с знакомыми; в целой Москве не могли выбрать жениха – всё другим да другим.

Кого не заденет за живое: все подруги с мужьями давно, а я словно сирота какая! Отыскался вот один, так и тому отказали. Слышите, найдите мне жениха, беспременно найдите!..

Вперед вам говорю, беспременно сыщите, а то для вас же будет хуже: нарочно, вам назло, по секрету заведу обожателя, с гусаром убегу, да и обвенчаемся потихоньку.

Аграфена Кондратьевна.

Что, что, беспутная! Кто вбил в тебя такие скверности? Владыко милосердный! не могу с духом собраться! Ах ты собачий огрызок! Ну, нечего делать! Видно, придется отца позвать.

Липочка. Только и ладите, что отца да отца; бойки вы при нем разговаривать-то, а попробуйте-ка сами!

Аграфена Кондратьевна.

Так что же, я дура, по-твоему, что ли? Какие у тебя там гусары, бесстыжий твой нос! Тьфу ты, дьявольское наваждение! Али ты думаешь, что я не властна над тобой приказывать? Говори, бесстыжие твои глаза, с чего у тебя взгляд-то такой завистливый? Что ты, прытче матери хочешь быть? У меня ведь недолго, я и на кухню горшки парить пошлю. Ишь ты! Ишь ты! А!.. Ах, матушки вы мои! Посконный сарафан сошью да вот на голову тебе и надену! С поросятами тебя, вместо родителей-то, посажу!

Липочка. Как же! Позволю я над собой командовать! Вот еще новости!

Аграфена Кондратьевна.

Молчи, молчи, таранта Егоровна! Уступи верх матери! Эко семя противное! Словечко пикнешь, так язык ниже пяток пришью. Вот послал Господь утешение! Девчонка хабальная! Мальчишка ты, шельмец, и на уме-то у тебя все не женское! Готова, чай, вот на лошадь по-солдатски вскочить!

Липочка. Вы, я воображаю, приплетете скоро всех буточников. Уж молчали бы лучше, коли не так воспитаны. Все я скверна, а сами-то вы каковы после этого! Что, вам угодно спровадить меня на тот свет прежде времени? извести своими капризами? (Плачет.) Что ж, пожалуй, я уж и так, как муха какая, кашляю! (Плачет.)

Аграфена Кондратьевна(стоит и смотрит на нее). Ну, полно, полно!

Липочка плачет громче и потом рыдает.

Ну, полно ты, полно! Говорят тебе, перестань! Ну, я виновата, перестань только, я виновата.

Липочка плачет.

Липочка! Липа! Ну, будет! Ну, перестань! (Сквозь слезы.) Ну, не сердись ты на меня (плачет)… бабу глупую… неученую… (Плачут обе вместе.) Ну, прости ты меня… сережки куплю.

Липочка(плача). На что мне сережки ваши, у меня и так полон туалет. А вы купите браслеты с изумрудами.

Аграфена Кондратьевна.

Куплю, куплю, только ты плакать-то перестань!

Липочка(сквозь слезы). Тогда и перестану, как замуж выду. (Плачет.)

Аграфена Кондратьевна.

Выдешь, выдешь, голубчик ты мой! Ну, поцелуй меня! (Целуются.) Ну, Христос с тобой! Ну, дай я тебе слезки оботру! (Обтирает.) Вот нынче хотела Устинья Наумовна прийти, мы и потолкуем.

Липочка(голосом, еще не успокоившимся). Ах, кабы она поскорей пришла!

Источник: https://MyBook.ru/author/aleksandr-nikolaevich-ostrovskij/svoi-lyudi-sochtemsya/read/

Свои люди – сочтемся (2)

Липочка какое приятное занятие эти танцы гдз. Свои люди – сочтемся. Александр Островский Свои люди — сочтёмся Читать
sh: 1: –format=html: not found
– Свои люди – сочтемся 142 Кб, 63с. (скачать 2) – Александр Николаевич Островский

Настройки текста:

Цвет фоначерныйсветло-черныйбежевыйбежевый 2персиковыйзеленыйсеро-зеленыйжелтыйсинийсерыйкрасныйбелый Цвет шрифтабелыйзеленыйжелтыйсинийтемно-синийсерыйсветло-серыйтёмно-серыйкрасный Размер шрифта14px16px18px20px22px24pxШрифтArial, Helvetica, sans-serif”Arial Black”, Gadget, sans-serif”Bookman Old Style”, serif”Comic Sans MS”, cursiveCourier, monospace”Courier New”, Courier, monospaceGaramond, serifGeorgia, serifImpact, Charcoal, sans-serif”Lucida Console”, Monaco, monospace”Lucida Sans Unicode”, “Lucida Grande”, sans-serif”MS Sans Serif”, Geneva, sans-serif”MS Serif”, “New York”, sans-serif”Palatino Linotype”, “Book Antiqua”, Palatino, serifSymbol, sans-serifTahoma, Geneva, sans-serif”Times New Roman”, Times, serif”Trebuchet MS”, Helvetica, sans-serifVerdana, Geneva, sans-serifWebdings, sans-serifWingdings, “Zapf Dingbats”, sans-serif

Насыщенность шрифтажирныйОбычный стилькурсив Ширина текста400px500px600px700px800px900px1000px1100px1200pxПоказывать менюУбрать менюАбзац0px4px12px16px20px24px28px32px36px40pxМежстрочный интервал18px20px22px24px26px28px30px32px

Большов Самсон Силыч, Купец

Аграфена Кондратьевна, его жена

Липочка, их дочь

Подхалюзин, Приказчик

Устинья Наумовна, Сваха

Фоминишна, Ключница

Рисположенский Сысой Псоич, стряпчий

Тишка, мальчик

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Липочка (сидит у окна с книгой).

Какое приятное занятие эти танцы! Ведь уж как хорошо! Что может быть восхитительнее? Приедешь в Собранье али к кому на свадьбу, сидишь, натурально,- вся в цветах, разодета, как игрушка али картинка журнальная,- вдруг подлетает кавалер: «Удостойте счастия, сударыня!» Ну, видишь: если человек с понятием али армейской какой – возьмешь да и прищуришься, отвечаешь: «Извольте, с удовольствием!» Ах! (с жаром) оча-ро-ва-тель-но! Это просто уму непостижимо! (Вздыхает.) Больше всего не люблю я танцевать с студентами да с приказными. То ли дело отличаться с военными! Ах, прелесть! восхищение! И усы, и эполеты, и мундир, а у иных даже шпоры с колокольчиками. Одно убийственно, что сабли нет! И для чего они ее отвязывают? Странно, ей-богу! Сами не понимают, как блеснуть очаровательнее! Ведь посмотрели бы на шпоры, как они звенят, особливо, если улан али полковник какой разрисовывает – чудо! Любоваться – мило-дорого! Ну, а прицепи-ко он еще саблю: просто ничего не увидишь любопытнее, одного грома лучше музыки наслушаешься. Уж какое же есть сравнение: военный или штатский? Военный – уж это сейчас видно: и ловкость, и все, а штатский что? Так какой-то неодушевленный! (Молчание.) Удивляюсь, отчего это многие дамы, поджавши ножки, сидят? Формально нет никакой трудности выучиться! Вот уж я на что совестилась учителя, а в двадцать уроков все решительно поняла. Отчего это не учиться танцевать! Это одно толькое суеверие! Вот маменька, бывало, сердится, что учитель все за коленки хватает. Все это от необразования! Что за важность! Он танцмейстер, а не кто-нибудь другой. (Задумывается.) Воображаю я себе: вдруг за меня посватается военный, вдруг у нас парадный сговор: горят везде свечки, ходят официанты в белых перчатках; я, натурально, в тюлевом либо в газовом платье, тут вдруг заиграют вальс. А ну как я перед ним оконфужусь! Ах, страм какой! Куда тогда деваться-то? Что он подумает? Вот, скажет, дура необразованная! Да нет, как это можно! Однако я вот уж полтора года не танцевала! Попробую-ко теперь на досуге. (Дурно вальсируя.) Раз… два… три… раз… два… три…

Водителю
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: