Морг женские тела. Неприятная работа, связанная с мертвыми людьми (18 фото)

Содержание
  1. В морге могут позаимствовать ваши глаза
  2. Понедельник
  3. Вторник
  4. Среда
  5. Четверг
  6. Пятница
  7. «Ожившие» покойники, мухи-мутанты и вскрытие под водку: байки из морга от судмедэксперта
  8. Один из моих наставников часто по утрам перед вскрытием открывал холодильник, доставал бутылку водки, выпивал половину и шел работать, а после вскрытия почти залпом приканчивал оставшуюся половину. 
  9. Жировоск — это крайне неприятная субстанция, в которую иногда превращаются ткани трупа в условиях повышенной влажности и малого количества кислорода. Его отличительные черты — пластилинообразная консистенция и очень противный и стойкий запах, который проникает даже через две пары перчаток и сразу не отмывается. 
  10. Около получаса все ломали голову над странным предметом, пока тот эксперт, который исследовал труп старичка, не признался: камень он нашел в его желчном пузыре и, решив пошутить, засунул его в огнестрельную рану. 
  11. Включив тусклый свет, я увидел, что вся камера заполнена вскрытыми трупами — они лежали друг на друге «валетом» или просто как попало. Ноздри заполнил густой запах гниющей плоти, а надо заметить, что при такой низкой температуре она пахнет специфически и очень неприятно. 
  12. Работать нужно так: руки режут, глаза смотрят, а рот говорит о том, что делалось минуту назад, а не в настоящий момент. Эксперты без опыта не сразу справляются с такой формой диктовки и обычно, посмотрев что-то на трупе, идут к лаборанту, говорят пару слов и возвращаются к покойнику, потом — опять к лаборанту, и так бегают в течение всего исследования.
  13. Ну на чем можно заработать в морге? Продажа органов, трупов и тому подобное — это все бред сивой кобылы. Вскрытия всегда делаются бесплатно, это непосредственная обязанность эксперта, за которую он получает зарплату. А вот ритуалка — золотое дно, вечный бизнес. 
  14. Трубы и снег под телом были обильно залиты кровью. Зрелище очень неприятное. Меня тогда поразило то, что школьники, идущие в школу, останавливались и рассматривали труп, обсуждая детали увиденного. 
  15. «Бывают так называемые «ожившие» покойники. Например, поступает вызов на труп, группа едет, иногда долго, по пробкам, или, если речь идет о сельской местности, в другой населенный пункт, приезжает, а «труп», оказывается, просто был сильно пьян, но к моменту приезда группы протрезвел, обматерил приехавших и ушел.
  16. Как в морге готовят тело к похоронам: как одевают и гримируют
  17. Когда начинается подготовка тела в морге к похоронам
  18. Предварительная подготовка тела
  19. Подготовка лица
  20. Можно ли в морге попросить переодеть покойника
  21. Облачение в одежду
  22. Техники предохранения тела от преждевременного разложения

В морге могут позаимствовать ваши глаза

Морг женские тела. Неприятная работа, связанная с мертвыми людьми (18 фото)

* Чтобы отмазать сынков от тюрьмы, буржуи покупают им справки о смерти

* Невинные девушки при вскрытии пахнут шоколадом

«Все успокоились, все там будем» – фраза из стихотворения ЕСЕНИНА гвоздем засела в мозгу, пока я осматривала новое место работы. Я устроилась…

в морг! Самой не верится, что решилась на такое, – меня этим заведением в детстве пугали в пионерском лагере, когда устраивали вечер страшных историй. И все-таки журналистское любопытство пересилило страх. О моргах какие только байки не ходят.

Что работники издеваются над трупами, продают органы «черным» трансплантологам и т.д. и т.п. Вот и разберусь на месте. И вообще интересно посмотреть, как оно там – в прихожей бабушки смерти.

В прессе иногда всплывают жуткие истории о коронерах, забывших о врачебной этике.

Недавно скандал разразился на Украине: сотрудники морга вырезали глаза у своих «клиентов» и продавали их в офтальмологические клиники как донорские органы.

Полость в черепе покойника они заполняли ватой, а веки зашивали, оправдываясь народной приметой – мол, если в момент прощания мертвец неожиданно «посмотрит» на кого-то, человек вскоре отправится в мир иной…

Для студентов-медиков препарирование мумифицированных трупов (специально обработанных для многолетней службы в качестве учебного пособия) превращается в настоящее развлечение (фото liveinternet.ru)

На «черных» трансплантологов завели уголовное дело. Похожая участь ожидает заведующего и санитара патологоанатомического отделения Новошахтинской районной больницы. Эти ребята собирали с родственников покойных по четыре тысячи рублей за вскрытие и выдачу тела, хотя такие процедуры проводятся бесплатно.

Происходит ли подобное во всех моргах? Это мне и предстоит выяснить. Устроиться на работу оказалось задачей не из легких: как оказалось, туда попадают по большому блату или по чистому везению.

Мне с моим медицинским дипломом пришлось две недели бегать по объектам, пройти несколько серьезных собеседований, и лишь в одном морге меня оставили на испытательный срок.

Понедельник

На подходе к новому месту работы старалась не думать, что ждет меня за тяжелой железной дверью, на которой какой-то остряк повесил бумажку: «Оставь эмоции, сюда входящий!» На часах 7.30 утра.

Работа в морге кипит: через полчаса начнется выдача трупов, надо всех одеть, причесать, загримировать. Меня слегка мутит от резкого запаха формалина.

Рука коллеги вовремя сунула под нос склянку с нашатырем.

– Не ссы, новенькая. Все там будем! – осклабился санитар Федор. – Когда я впервые сюда заявился, мне сразу нож в руки сунули – режь. Один из трупов две недели в колодце гнил. Вонь стояла на всю контору! Я, конечно, офигел, но с тремя «клиентами» справился. Потом мне объяснили, что новичкам «плохие» трупы подкладывают в качестве теста на выносливость. А к запаху просто надо привыкнуть. 

В первый день меня попросили приготовить препараты для гистологических исследований (отобранные врачом кусочки тканей умерших после определенной обработки заливаются парафином и нарезаются на ультратонкие пластинки специальным ножом – микротомом. – В. М.). В разгар монотонной работы в кабинет ворвался Федя в резиновых фартуке и сапогах и утянул меня в секционную (зал, где проводят вскрытия. – В. М.).

– Смотри, что покажу, – санитар подвел к вскрытому телу пожилого мужчины и схватился за его пенис. – Видишь, не оголяется? Это фимоз (невозможность обнажения головки полового члена. – В. М.). Редко встречается, так что любуйся!..

На обед в этот день я не пошла. И от ужина дома отказалась.

«Братки» положили в гроб криминального авторитета ЯПОНЧИКА…

Вторник

Обычно с утра в коридоре пять – семь трупов дожидаются очереди. А тут – тишина.

– Это самое осмысленное место на земле. Только в морге понимаешь, что действительно ценно в жизни, – философствуют коллеги за чашечкой чая. – При вскрытии заместителя главы администрации воняет точно так же, как и при «разделке» гастарбайтера: дерьмом.

Так не лучше ли жить в свое удовольствие и дарить радость другим, чем заниматься бессмысленным накопительством? Мы все здесь становимся философами, хотя невестам приходится врать, что работаем хирургами. Иначе боятся по ночам. Кстати, невинные девушки при вскрытии пахнут шоколадом.

  А старушки часто – воблой.

– Можно сколотить в морге состояние? – интересуюсь я.

– Нет, но на жизнь хватает. И приработок всегда найдется.

Кто-то побрить покойного попросит, ногти подстричь, прическу сделать: все за отдельную плату! (Согласно должностной инструкции, санитар морга обязан осуществлять туалет трупа после вскрытия, одеть покойника, уложить тело в гроб и выдать родственникам абсолютно бесплатно. Услуги по бальзамированию, устранению посмертных дефектов, макияжу оказываются на платной основе. – В. М.)

…игральные карты из платины и диск Фрэнка СИНАТРЫ

– А я слыхала, будто сотрудники морга из-под полы органами приторговывают…

– Если труп «выпотрошат», родственники вряд ли об этом узнают. На прощании тело одето, разрезы скрыты, протезы глазных яблок подобраны идеально. Для трансплантации годятся глаза: при правильном хранении роговица живет до десяти суток.

Можно кожу пересаживать – не позднее 12 часов после смерти и от лиц, не старше 50. Кости годятся в течение суток: берут их для протезов или измельчают для различных препаратов. Сухожилия можно пересадить до 15 часов.

Остальные органы моментально портятся.

– Можно уберечь родственника от «разбазаривания»?

– Если боишься, напиши письменный отказ от донорства и носи бумажку всегда с собой. Еще лучше – татуировку на груди сделай: ее уж точно заметят, – шутят санитары. – Есть еще вариант: органы не берут у больных гепатитом, СПИДом и при онкологии. Выбор большой!

– К вам обращались с предложениями написать фальшивое заключение о смерти?

– Недавно судмедэксперта уломали подписать такую филькину грамоту. Богатый папаша хотел сынка от тюрьмы отмазать. Не вышло: тело эксгумировали, эксперта с работы погнали. Некоторые адвокаты на таком неплохо наживаются: просят у подзащитных взятки на подкуп врача. А потом руками разводят – обманул, гад!

«Клиенты» морга, как этот молодой самоубийца, которого я подготавливаю в последний путь, уже ни на что не жалуются…

Среда

Меня отправили в секционный зал, наблюдать, как санитар работает анатомическими пилой и молотком.

– Ты знаешь, что легкие курильщика на самом деле не отличаются от легких жителя мегаполиса? – ошарашил меня присутствующий тут же врач Николай Павлов. – Вранье, но эффект потрясающий!

– А бывает, что в телах вы обнаруживаете что-нибудь необычное? – проявляю я заинтересованность к теме.

– Редко, но бывает. Контейнеры с наркотиками, презервативы в гортани, даже аудиокассету из прямой кишки доставали. Одна бабуля все свои сбережения таким образом прятала. Так и померла со ста тысячами в заднем проходе.

– Родственники требовали вернуть наследство?

– Они чаще требуют то, чего в помине не было. Был жуткий скандал, когда родные заявили о похищении трех золотых коронок и выставили санитару огромный счет. Судмедэксперт вызвал следователя, стоматологов. Произвел эксгумацию, показавшую, что коронок не было. Вообще в Москве тело «путешествует» с документами – описанием драгоценностей и одежды.

Копия отдается родственникам. В провинции «труповозка» приезжает, грузчики командуют родственникам выдать пару одеялок-простынок и уносят тело в машину. Если родственники не сняли с покойного драгоценности, не вытащили из кармана деньги, мобильный, это обычно «приватизируется» санитарами.

Но обвиняют потом последнюю инстанцию – сотрудников морга. Мы забираем только одеяла: они не регистрируются и при зашивании трупа после вскрытия используются на «забивку» опустошенной полости черепа и брюшины. Без этого тело станет бесформенным, будет течь из всех щелей.

Зашиваем в живот не только изъятые органы, но и одежду, в которой привезли, мозг (назад в череп его не положишь) и длинные косы.

Рис. banana.by

Четверг

Каталки с трупами в коридорах уже не пугают, к запаху я вроде притерпелась. В этот день меня отправили, как тут выражаются, «друзей наряжать». Перед выдачей усопшего санитар обязан тело вымыть, одеть, причесать.

– Глянь, что родные передали, – санитар Федя заржал на все отделение. – Ярко-красные трусы с розовыми члениками! И это 86-летнему дедушке! Каждый раз какая-нибудь история с одеждой.

Люди будто не слышат, когда просишь их приносить костюм и обувь на пару размеров больше, чем носил их родственник: после вскрытия тело-то увеличивается…

Или вчера принесли покойному ворох шмоток: две пары носков, нижнее белье, кальсоны, нижняя рубашка, сорочка, галстук, джемпер, костюм-тройка. Хотелось спросить: «Думаете, ему там холодно будет?» Хотя однажды к нам реально принесли шубу и меховую шапку.

Родные часто просят в гроб положить украшения, сигареты, спички и зажигалки, расчески, плееры, телефоны, слуховые аппараты, фонарики, блокноты, ручки. Даже продукты приносят. Одному усопшему пытались в гроб руль от автомобиля засунуть: мол, покойный 50 лет «баранку» крутил.

– Невест «наряжать» приходилось?

– Еще как. Раньше хоть платья проще были, а теперь – крючки и шнурки сзади, подъюбочников сто штук. Родственники хотят сделать красиво, но знали бы они, как сложно надевать белые вещи. Особенно после ДТП. Все кровит, приходится рядом банку с перекисью водорода ставить. Нарядив очередного дедушку, Федя принялся за грим. Достал тональник «Балет» и пудру.

– Я каждому лицо поправляю, – комментирует он. – А вообще эта услуга платная. Деньги беру, если с трупом несколько часов вожусь, восстанавливая после аварии. Тогда косметика используется подороже.

И как это у Феди все получается? Я весь вечер после работы пыталась замаскировать выскочивший у меня прыщ на лбу. Как ни старалась, пятно все равно осталось. 

Пятница

Мне кажется, пассажиры в маршрутке от меня воротят носы. Интересно, я на самом деле пропиталась мерзким запахом или у меня начались глюки?

– Именно поэтому у всех нас здесь есть комплект сменного белья, – просветил меня на работе Федор. – Хуже всего с волосами – хоть в десяти водах мой, запах пробивается. Но это не страшно.

Самое ужасное в нашей профессии – ежедневно оповещать людей о смерти их близких. Я тысячу раз опознание проводил, а в душе каждый раз кошки скребут.

После работы сто граммов для снятия стресса – святое дело! А сегодня «тяпница» – можно будет по-настоящему расслабиться…

Странно, но сотрудников морга я представляла себе совершенно другими. Люди здешние показались мне вполне приличными и достойными. И зря обыватели всех их без разбору обзывают нехорошими словами. Патологоанатом – тяжкая, неприятная, но, увы, необходимая работа. Это я вам по собственному опыту говорю.

Приметы

* Если во время вскрытия нож упал на пол, скоро привезут труп мужчины.

* Если упала игла – жди женщину.

* Шлепнулись ножницы – к завалу. Раньше полуночи с работы не уйдешь.

А еще был случай

На прошлой неделе в наш кабинет зашла фотокор Лариса Кудрявцева. За компьютером моя подружка Наташа Мурга писала заметку на сайт «Экспресс газеты».

– А где Вероника, – спрашивает Лариса, – что-то не видно ее давно? В отпуске?

– В морге, – спокойно отвечает Мурга, продолжая барабанить по клавиатуре.

Ларочка рухнула в кресло. Откачали нашатырем.

Источник: https://www.eg.ru/society/27200/

«Ожившие» покойники, мухи-мутанты и вскрытие под водку: байки из морга от судмедэксперта

Морг женские тела. Неприятная работа, связанная с мертвыми людьми (18 фото)

«С каждым днем я все больше времени проводил в секционном зале и через несколько месяцев уже вполне самостоятельно исследовал трупы — конечно, под присмотром наставника.

Этот колоритный и очень грамотный человек умел просто объяснить сложные вещи, но, к сожалению, имел один недостаток: иногда по несколько дней не расставался с зеленым змием, за что в итоге и пострадал — был снят с должности и стал простым экспертом.

К этому времени я, что называется, пошел по рукам, работая с разными докторами, большинство из которых оказались замечательными людьми. Правда, пристрастие к алкоголю и их не миновало: некоторые алкоголики с многолетним стажем находились в глубокой «завязке», другие и вовсе не «завязывали».

Один из моих наставников часто по утрам перед вскрытием открывал холодильник, доставал бутылку водки, выпивал половину и шел работать, а после вскрытия почти залпом приканчивал оставшуюся половину. 

Сейчас подобное среди сотрудников морга практически не встречается — за появление на работе в пьяном виде сразу увольняют.

Вообще, люди в морге подобрались колоритные, интересные, юморные. В Бюро имелся фотограф, которого звали в секционный зал тогда, когда требовалось снять повреждения на трупе или какие-то особенности.

Снимал он хорошо, но был очень брезглив, даже дверь в секционный зал открывал, используя салфетку. Работал он исключительно в перчатках, а когда труп переворачивали, уходил в другой конец секционной, боясь забрызгаться.

Эксперты посмеивались над его брезгливостью и однажды пошутили — намазали ручку его кабинета жировоском.

Жировоск — это крайне неприятная субстанция, в которую иногда превращаются ткани трупа в условиях повышенной влажности и малого количества кислорода. Его отличительные черты — пластилинообразная консистенция и очень противный и стойкий запах, который проникает даже через две пары перчаток и сразу не отмывается. 

Когда фотограф схватился голой рукой за ручку двери и вляпался, запах намертво въелся в его кожу. Бедный человек! Он был сильно расстроен и выражал свое огорчение громкими матерными фразами, в которых даже предлоги казались нецензурными».

«Жестокие шутки», — заметил я.

«Ну, что делать? Что было, то было. Да и жестоким это кажется со стороны, а когда находишься в этой среде, воспринимаешь просто как розыгрыш. Фотограф, кстати, шутку понял и уже не так откровенно воротил нос от секционной. Другое дело — шутки, которые могут навредить работе и истине. Я вспоминаю случай, который произошел много позже и в другом коллективе.

Утром в секционном зале на соседних столах оказались два покойника: старичок лет восьмидесяти и молодой мужчина со сквозным ранением в голову.

Эксперт, который должен был исследовать огнестрел, спустился в секционную чуть позже остальных, а врач, вскрывавший старичка, наоборот, начал вскрытие одним из первых и к приходу «соседа» уже закончил и переодевался.

Доктор тщательно описывал огнестрельные раны и был удивлен, заметив во входном отверстии какой-то округлый предмет.

Предмет этот, аккуратно извлеченный, оказался похожим на камень: размером с крупную вишню, черного цвета, с шероховатой поверхностью и каменистой плотностью. Как он попал в рану и какое отношение имел к смерти потерпевшего, было абсолютно непонятно. В остальном ранение, явно прижизненное, никаких вопросов не вызывало — входное и выходное отверстия выглядели классически.

Около получаса все ломали голову над странным предметом, пока тот эксперт, который исследовал труп старичка, не признался: камень он нашел в его желчном пузыре и, решив пошутить, засунул его в огнестрельную рану. 

До начальства эту ситуацию доводить не стали, но локальный скандал был громкий.

И дело даже не в том, что эта «шутка» больше походила на подставу.

Просто в случае огнестрельного ранения входная и выходная раны обязательно изымаются для проведения криминалистического исследования, в ходе которого обнаруживаются микрочастицы, находящиеся на стенках и в глубине.

Наличие частиц желчного камня почти наверняка вызвало бы вопросы с последующим крупным разбирательством. Эксперта наказали. Но справедливости ради нужно сказать, что подобные «розыгрыши» встречаются крайне редко.

За время интернатуры я, помимо врачебной работы, выполнял и лаборантскую, и санитарскую. Пилил черепа, зашивал тела, печатал акты, оформлял анализы — это дало мне возможность правильно представить себе весь цикл вскрытия от начала до конца.

С размещением трупов сохранялись все те же проблемы. То, что я видел в морге на цикле судебной медицины, происходило и во время моей интернатуры. Особенно некрасиво было по понедельникам: после выходных скапливалось очень много тел, которые требовалось где-то складывать, а холодильных камер не хватало.

Помню, меня попросили найти какой-то давно исследованный труп, и я пошел в одну из таких камер. Она представляла собой обычную комнату со стенами, обшитыми пенопластом для термоизоляции; по периметру располагались трубы, наверное, с фреоном.

Фактически это был большой холодильник, температура в котором не поднималась выше +2 оС.

Включив тусклый свет, я увидел, что вся камера заполнена вскрытыми трупами — они лежали друг на друге «валетом» или просто как попало. Ноздри заполнил густой запах гниющей плоти, а надо заметить, что при такой низкой температуре она пахнет специфически и очень неприятно. 

Но меня удивило не это. В камере были мухи, но они не летали. Они ползали, скорее даже шагали. Видимо, в холоде летать они не могли и потому медленно и вальяжно передвигались по трупам. Приглядевшись, я понял, что их маленькие крылья практически не видны — наверное, это было уже не первое поколение мух, живущих в камере, и крылья у них атрофировались за ненадобностью.

Помимо непосредственно техники вскрытия я отрабатывал и диктовку. Во время вскрытия врач диктует описание наружного и внутреннего исследования лаборанту, который печатает текст на машинке. Диктовать нужно уметь: мало того, что говорить следует громко и четко, оформленными фразами, так еще необходимо контролировать скорость и печати, и диктовки.

Со стороны кажется, что ничего сложного в этом нет, но на практике — это одно из затруднений, с которыми сталкивается молодой эксперт. Прежде чем произнести фразу, ее надо сформулировать в голове, причем грамотно, чтобы потом не исправлять. Еще одна хитрость заключается в том, что рот должен немного отставать от рук и глаз, чтобы не было пауз.

Работать нужно так: руки режут, глаза смотрят, а рот говорит о том, что делалось минуту назад, а не в настоящий момент. Эксперты без опыта не сразу справляются с такой формой диктовки и обычно, посмотрев что-то на трупе, идут к лаборанту, говорят пару слов и возвращаются к покойнику, потом — опять к лаборанту, и так бегают в течение всего исследования.

Огромное количество времени тратится зря. Научиться же просто стоять на месте, смотреть на труп и диктовать текст, включая знаки препинания, — дело небыстрое.

Сейчас, с приходом в нашу жизнь компьютеров, вносить правку можно сколько угодно, а тогда лаборант печатала на бумаге, и если эксперт допускал ошибки, ей порой приходилось перепечатывать целые листы.

Выводы эксперт обычно писал в кабинете от руки, и потом лаборант набивала их на машинке».

«Знаете, — снова перебил я, — ходят упорные слухи об огромных зарплатах, которые получают работники морга. Это правда?»

«И да, и нет, — чуть подумав, ответил эксперт. — Когда я в конце девяностых пришел в интернатуру, ритуальный рынок не был отрегулирован и представлял собой хаотичную полубандитскую тусовку.

Ну на чем можно заработать в морге? Продажа органов, трупов и тому подобное — это все бред сивой кобылы. Вскрытия всегда делаются бесплатно, это непосредственная обязанность эксперта, за которую он получает зарплату. А вот ритуалка — золотое дно, вечный бизнес. 

Так что «левые» деньги, безусловно, водились, только вот назвать их чисто «левыми» нельзя — просто так никому конверты не выдавались (об администрации не знаю), все отрабатывалось.

Например, судебно-медицинские эксперты, специалисты с высшим образованием, раз или два в неделю выполняли санитарские обязанности, работая «на выдаче», то есть готовили трупы для захоронения: мыли их, одевали, гримировали. И именно за эти, немедицинские, услуги они и получали дополнительные вознаграждения.

Другое дело — санитары. Думаю, что среди них вовсю ходили именно «левые» деньги, по крайней мере, санитары в то время были гораздо богаче экспертов.

Но меня, интерна, тогда это все не касалось. Не имея зимних ботинок, я ходил в осенних, и мой наставник однажды сказал: «Ничего, начнешь работать — купишь себе “Саламандеры”».

Я тогда только изучал специальность и был ею полностью поглощен — до такой степени, что уже через несколько месяцев обучения понял: я хочу работать по-взрослому, в интернатуре мне скучно.

Я увидел почти все, что входит в сферу судебной медицины, самостоятельно исследовал трупы, научился проводить освидетельствование живых и обращаться с медицинскими документами. Ездил я и на места происшествий в составе следственно-оперативной группы.

Помню, как однажды утром, зимой, мы выехали на труп. На трубах теплотрассы, на спине лежало тело мужчины с перерезанной от уха до уха шеей. Убийство, судя по всему, произошло совсем недавно, потому что труп еще не остыл, от зиявшей и заметной издалека раны поднимался парок.

Трубы и снег под телом были обильно залиты кровью. Зрелище очень неприятное. Меня тогда поразило то, что школьники, идущие в школу, останавливались и рассматривали труп, обсуждая детали увиденного. 

Они нисколько не боялись, наоборот, проявляли активный интерес и, думаю, спокойно подошли бы к телу вплотную, если бы не сотрудники милиции. Я сразу же вспомнил себя… Помните, я рассказывал о своем соседе, который повесился, и о том, как страшно нам было? А этим детям не страшно.

Это дети другого поколения; наверное, они с раннего возраста смотрели боевики и фильмы ужасов, забавлялись с реалистичными «стрелялками» и прочими играми, в которых можно виртуально убивать, и потому воспринимали смерть как элемент какой-то очередной игры, не определяя ее как отвратительную, противоестественную трагедию».

«По-вашему, это плохо? — спросил я. — То, что дети не паникуют при виде покойника?»

«Я не говорю о том, что нужно обязательно паниковать, не в этом дело. Просто к смерти следует относиться с почтением, не обязательно со страхом.

Мне показалось, что у этих детей, которые посмеивались, рассматривая перерезанное горло не на экране телевизора или монитора, а прямо перед собой, нет понимания ценности человеческой жизни.

Я не видел в них жалости к погибшему — вот что самое страшное».

«А на выездах случаются какие-то комические ситуации?» — я сменил тему, видя, что разговор приобретает философский характер.

«Бывают так называемые «ожившие» покойники. Например, поступает вызов на труп, группа едет, иногда долго, по пробкам, или, если речь идет о сельской местности, в другой населенный пункт, приезжает, а «труп», оказывается, просто был сильно пьян, но к моменту приезда группы протрезвел, обматерил приехавших и ушел.

Когда я уже проработал несколько лет, произошла такая история. Прибыли мы на один водоем — поступила информация, что обнаружен утопленник. Смотрим — и правда, лежит мужчина, в трусах, синий весь, рядом водолазы копошатся в своем оборудовании. Ну, думаю, достали уже. Вышли мы со следователем из машины, он стал описывать местность, я подошел к покойнику и начал его осматривать.

Попытался повернуть его на бок и стянуть трусы для того, чтобы измерить ректальную температуру. А «покойник» открыл глаза, посмотрел на меня мутными глазами, дыхнул перегаром и сказал: «Пошел на х…».

Мы со следаком чуть кирпичей не наложили. Оказалось, что купалась пара — мужчина и женщина, как водится, пьяные. И оба начали тонуть.

Приехавшие спасатели успели поднять и откачать мужчину, а женщина утонула, и водолазы как раз одевались для того, чтобы за ней нырять».

Источник: https://knife.media/reshetun/

Как в морге готовят тело к похоронам: как одевают и гримируют

Морг женские тела. Неприятная работа, связанная с мертвыми людьми (18 фото)

Для обеспечения санитарно-гигиенической чистоты готовят тело к похоронам в морге. Мероприятия предотвращают распространение инфекций, трупных запахов. Помимо манипуляций для безопасности окружающих, можно заказать нанесение посмертного макияжа, проведение бритья, укладки волос.

Когда начинается подготовка тела в морге к похоронам

После вскрытия проводится санитарная обработка тела умершего человека. Санитары моют покойников в морге. Для родственников усопшего процедура бесплатна. Когда патологоанатом или судмедэксперт зашьет труп, работники проводят необходимые манипуляции, готовя труп к похоронам.

Помимо основных бесплатных процедур, есть возможность заказать бальзамирование. Это необходимо, если погребение состоится больше, чем через трое суток после смерти. Цыгане и некоторые кавказские народы проводят похороны после того, как с усопшим попрощаются все родственники. Существует несколько методов, тормозящих процесс разложения. Они осуществляются, когда готовят тело к похоронам.

Предварительная подготовка тела

Работники морга готовят тела к похоронам бесплатно. Минимальный набор мероприятий придает усопшему свежий вид. После установления причины смерти, выписывается врачебное свидетельство. Документ выдается родственникам или агенту похоронной организации, представляющему семью покойного для последующего погребения.

В морге тело хранится до пяти суток. По истечении этого времени его забирают для похорон или оставляют на платное хранение, если существует необходимость. В морге готовят труп в такой последовательности:

  • Омовение. В морг тело прибывает испачканным каловыми или рвотными массами из-за естественного расслабления сфинктеров или если труп привезли найденным в лесополосе. Обмыть почившего нужно. После смерти подтекают жидкости. Выделения из ушей или носа пачкают волосы, голова нуждается в мытье.
  • Дезинфекция мертвого тела тормозит процесс разложения, не допускает распространения вероятных инфекций. С наступлением смерти наличие порезов, язв, рожистых воспалений ускоряет гниение.
  • Тампонирование в морге проводится посредством введения в естественные отверстия тела смоченных специальными составами тампонов. Их бактерицидное свойство препятствует разложению.
  • К устранению запаха прибегают, если труп привезли в морг не сразу после наступления смерти или почивший страдал при жизни лишним весом.
  • После вскрытия трупа экспертом, санитары гримируют покойников. В отдельном отсеке здания мертвых наряжают, готовят к похоронам, прежде чем вывезти в траурный зал к родственникам.
  • Одевают покойников в морге, исходя из традиций религии или пожеланий родственников. Работники морга предупреждают близких усопшего о необходимости готовить одежду для похорон большего размера, нежели тот, что был у умершего при жизни.
  • Помыв волосы, их сушат и делают укладку парикмахерскими инструментами. Телам, у которых не закрывается рот, челюсти скрепляют изнутри скрепками или проволокой. Изуродованные трупы, например, после аварии, восстанавливаются – работники морга готовят протезы из глины, гипса, алебастра, ваты, воска. Для предотвращения проваливания глазных яблок, под веки подкладывают вату или выпуклой формы пластмассу.
  • Перекладывание тела со стола в гроб, придача естественной позы, для чего фиксируют руки и голову.
  • Размещение ритуальных предметов, цветов. В некоторых случаях близкие усопшего просят положить к телу личные вещи, украшения.
  • Вывоз гроба с покойным в траурный зал морга и передача родственникам для проведения похорон.

В морге родственники проявляют инициативу, готовя тело к похоронам, заказывая бальзамирование, устранение дефектов, наступивших в результате смерти.

Подготовка лица

После смерти лицо человека меняет свои черты. В случае обширных повреждений вследствие несчастного случая или насильственной смерти нужно восстановить поврежденные участки. Перед гримированием покойника наносят маску на лицо, в состав которой входят формалин, спирт, глицерин и тройной одеколон. Эта смесь придает коже слегка розоватый оттенок и улучшает ее состояние.

Родственники покойного приносят работникам морга фотографию умершего, чтобы иметь представление как подготовить лицо покойника к похоронам.

Поскольку кожа мертвого тела холодная, ее подогревают феном, чтобы лучше ложилась косметика. Для посмертного макияжа используют тональный крем, пудру, помаду. По желанию работники морга могут подкрасить брови.

Помимо традиционных средств для грима, применяют акриловые краски.

Можно ли в морге попросить переодеть покойника

Перед похоронами тело покойного одевают родственники. Если умерший находится в морге, его готовят к похоронам работники заведения – переодевание входит в сферу их компетенции.

Должностная инструкция санитара морга обязывает его готовить тело после процедуры вскрытия. Одеть покойника, уложить в гроб и передать родственникам относится к перечню бесплатных услуг отделения патоморфологии. Требуя за данные мероприятия деньги, работники морга нарушают Федеральный Закон «О погребении и похоронном деле», поскольку их оплачивает государство.

Облачение в одежду

Судьба одежды покойного зависит от вида морга, куда он доставлен. Если заведение, в котором готовят тело к похоронам, находится при больнице, и смерть наступила в ее стенах или дома, то вещи умершего утилизируются, кроме тех случаев, когда родственники не выразили желание ее вернуть.

Когда труп найден или имеются следы насильственной смерти, вскрытием занимается судмедэксперт. После осмотра одежды и составления протокола, ее упаковывают и отдают близким, в органы дознания или лабораторию, где установят характер повреждения. Вещи, найденные при исследовании тела, вписываются в Акт СМЭ исследования и передаются должностному лицу, назначившему проведение экспертизы.

Опись одежды и личных вещей проводится в морге, с родственников берется разрешение на утилизацию.

В морге подготовка трупа к похоронам проводится без индивидуального подхода, в режиме потока. Это рутинная и бесплатная для санитаров работа. При заведении часто имеется агентство, которое берет на себя хлопоты по подготовке тела к похоронам.

Страдающие неизлечимыми болезнями или пожилые предпочитают готовиться к похоронам заранее и выбрать последний наряд. Одними движет желание облегчить близким задачу организации похорон, другие не доверяют вкусу родственников. В магазинах с ритуальными товарами представлен ассортимент одежды для усопших.

Родственники предоставляют в морг комплект одежды: нижнее белье, чулки или колготки женщинам, мужчинам – майку. Вещи должны быть новыми или бывшими в употреблении, но в хорошем состоянии, выглаженные. Готовят костюм, платье, туфли. Незамужних девушек погребают в свадебном платье и фате. Одежду берут на размер-два больше для удобства подготовки перед похоронами.

Среди православных бытует мнение, что нельзя погребать умершего в красной одежде. Игнорирование приметы повлечет за собой еще одну смерть.

В иудаизме принято готовить тело к похоронам без воды и мыла, после чего облачают мертвого в будничную одежду или специальный саван. Состоятельного человека укутывают в кафян из трех покрывал, а бедного достаточно укрыть одним.

У иудеев нет требований по поводу одежды для похорон, саван изготавливают для всех из одной ткани. Не принято кичиться богатством.

Вещи привозят в морг за сутки до выдачи, пока готовят тело к похоронам. Помимо облачения, родственники предоставляют мыло, одноразовый станок для бритья, полотенце, платок носовой, одеколон.

Одевая, тело приподнимают, но не сгибают. Если предмет гардероба мал, его следует разрезать, надеть и стянуть сзади. Так поступают с рубашкой и пиджаком, которые не получается натянуть на умершего из-за окоченения организма. Женское платье надевают через верх.

Избегают декольте и коротких рукавов, чтобы скрыть неприглядную кожу.

Техники предохранения тела от преждевременного разложения

Мероприятия, направленные на сохранность тела для похорон – метод не обязательный, но набирающий популярность. Растворы для бальзамирования на долгий срок, которые готовят в России, считаются лучшими.

Нет необходимости в консервации тела, если оно будет захоронено или кремировано спустя трое суток с момента смерти. До недели труп без признаков гниения и ран может храниться в холодильнике морга.

Крупные мышечные ткани и полости обкалывают формалином, чтобы сохранить внешний вид трупа до похорон. Если готовят перевозку тела на большое расстояние, или если труп хранится больше семи дней и начал подгнивать – проводят полостное бальзамирование и введение препаратов.

Для недолгого хранения подойдет камера морга с температурой не выше +2 градусов.

В современных холодильных помещениях в морге оборудование самостоятельно поддерживает необходимый микроклимат, вентиляция и система дезинфекции не допускают распространения инфекций и запахов.

Долгосрочное сбережение тела до похорон лучше проводить при глубокой заморозке при минус 20 градусах. Такое тело готовят к захоронению перед заморозкой.

При бальзамировании тормозятся процессы разложения. Оно актуально при наличии у умершего опасных заболеваний инфекционного или вирусного характера. С его помощью устраняются признаки тления, кожа приобретает нормальный цвет. Это помогает родственникам пережить боль утраты, дает возможность увидеть его на похоронах в благоприятном для умершего виде.

В морге готовят тело к похоронам, чтобы родственники могли провести поминки и спокойно попрощаться. Помимо базовых этапов, которые бесплатны для обывателей, возможно запросить дополнительные услуги за отдельную плату. Вынос гроба из здания и перемещение до катафалка в обязанности работников не входит. Часть подготовки к похоронам людям необходимо выполнить самостоятельно.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5cd1c1480092d700b8983b3d/kak-v-morge-gotoviat-telo-k-pohoronam-kak-odevaiut-i-grimiruiut-5cd42f71849658051f766273

Водителю
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: