Рихард зорге являлся. Почему Сталин не обменял Зорге

О чем на самом деле предупреждал рамзай: 10 фактов из жизни рихарда зорге

Рихард зорге являлся. Почему Сталин не обменял Зорге

4 октября 1895 года родился один из самых легендарных советских разведчиков

Резидент советской военной разведки в Японии, человек, сумевший добыть ценнейшие сведения об отказе Японии от нападения на СССР в конце 1941 года, сын немца и русской, казненный 7 ноября 1944 года по приговору Токийского суда… Рихард Зорге превратился в фигуру, окутанную таким количеством домыслов и легенд, как никакой другой советский разведчик.

По сути, всю историю Рамзая, как называли его в оперативных документах Разведуправления РККА, можно разделить на два периода. Первый — документальный, в который укладывается его жизнь от рождения и до начала работы на советскую военную разведку. А второй — история Зорге-разведчика, о которой и сегодня имеется до обидного мало достоверных сведений.

«Я могу считать себя азербайджанцем»

В этом шутливом признании Рихарда Зорге есть доля правды. Будущий разведчик родился в поселке Сабунчи — пригороде Баку и одном из центров нефтедобычи на рубеже XIX–XX веков. Отцом его был немец, инженер Густав Вильгельм Рихард Зорге, матерью — Нина Кобелева, вторая жена Зорге-старшего.

Но в Азербайджане семья Зорге прожила только до 1898 года: трехлетним малышом Рихард уехал в Германию и больше на своей исторической родине не бывал. Говоря, что он может считать себя азербайджанцем, Зорге добавлял, что, к сожалению, ни слова не знает по-азербайджански.

Зато он свободно говорил по-немецки и по-английски, владел норвежским и читал по-французски, позднее освоил китайский и японский языки.

А вот с русским языком у него не ладилось: он делал ошибки даже в официальных анкетах, а в разговорной речи так и не смог избавиться от немецкого акцента и характерных грамматических оборотов.

Дом в Сабунчи, в котором родился Рихард Зорге. После того, как история разведчика стала известна в СССР, на доме была установлена мемориальная доска

Источник: visions.az

Ика, Премьер-министр, Рамзай, Инсон

Маленький Рихард был любимцем всей семьи, и дома его называли «Ика» — и мать с отцом, и братья с сестрами.

Много позже Зорге использует это детское прозвище в качестве своего настоящего имени, а имя «Рихард», напоминавшее ему об отце, запишет в качестве одного из своих оперативных псевдонимов.

В школе товарищи будут звать его «Премьер-министром»: за взвешенность суждений и умение быстро разобраться в любой сложной теме, а самое главное, за независимость, которую юный Зорге демонстрировал при каждом удобном случае.

В свою первую длительную загранкомандировку в Китай он отправится под псевдонимом «Рамзай», который станет фактически вторым именем легендарного разведчика. А последний оперативный псевдоним — «Инсон» — появится в служебных телеграммах 20 июня 1941 года, за четыре месяца до ареста Зорге.

Фотография семейства Зорге. Маленький Рихард, он же Ика — на коленях у отца, Густава Зорге

Источник: 24smi.org

Разведка вместо Коминтерна

В СССР Рихард Зорге появился в конце 1924 года: молодого, но уже громко заявившего о себе участием в революционных событиях и ставшего известным журналистом члена Компартии Германии пригласили работать в Коммунистический интернационал. Через год Зорге вступает в ВКП(б) и до конца своих дней остается членом двух компартий.

При этом, уже будучи в Японии, он вынужден вступить и в НСДАП, что называется, для отвода глаз: его друзьям из посольства Германии казалось странным, что такой успешный немецкий журналист, корреспондент крупных изданий, не является членом партии.

Но работа в Исполкоме Коминтерна закончилась для Зорге не лучшим образом: в 1929 году его заочно увольняют из этой политической организации.

И судя по тому, какой извилистый путь будущий разведчик прошел по коминтерновским кабинетам, можно сделать вывод, что избавились от него как от постоянной головной боли: он был слишком независимым и слишком инициативным, что редко нравится политическим функционерам. Зато эти черты характера оценили в советской военной разведке, которая частенько использовала Коминтерн как свой кадровый резерв, — и не прогадали.

Рихард Зорге (стоит в штормовке четвертый справа) и его первая жена, Кристиана Зорге (сидит четвертая слева) среди товарищей по коммунистическому кружку в Германии, 1922 год

Источник: spartacus-educational.com

«Могу ли я рассчитывать вернуться домой после конца войны?»

Это точная цитата из разведдонесения Рихарда Зорге, полученного в Москве в октябре 1940 года. Уже идет Вторая Мировая война, накаляется обстановка на советско-германской границе, и советская военная разведка работает в поте лица, пытаясь выяснить истинные планы Берлина и Токио.

На свой вопрос Рамзай так и не получил ответа: его лишь попросили потерпеть и потрудиться еще, поскольку ему, с его уникальным опытом и контактами, не могут найти замену. Подобных вопросов-просьб Зорге накануне войны отправил не один и не два.

Но несмотря на это, в постсоветское время появилась версия, что его пытались отозвать в Москву, чтобы обвинить в измене родине, однако Рамзай отказался и остался в Японии.

В действительности все было строго наоборот, и возможно, усталость, на которую ссылался Зорге, в конце концов привела к снижению внимания и стала причиной его провала.

Ханако Исии, последняя фактическая жена Рихарда Зорге, получавшая от СССР пенсию как вдова советского офицера-разведчика

Источник: spartacus-educational.com

О каком начале войны сообщал Зорге

Еще один миф, начало которому положили советские книги о Рихарде Зорге, появившиеся в середине 1960-х, гласит, что ему удалось сообщить точную дату начала войны — 22 июня 1941 года, но в эти сведения не поверили.

Кто именно не поверил, есть разногласия: то ли лично Сталин, то ли руководство военной разведкой… В действительности Зорге не называл никакой точной даты начала войны.

Более того, данные, которые он сообщал на этот счет, противоречили друг другу: немецкая разведка перед нападением на СССР проводила широкую кампанию по дезинформации, постоянно организуя «утечки» с противоречивыми сведениями.

Как только очередной источник Рамзая называл новую «точную» дату, разведчик сразу же передавал ее в Москву, а самым точным было указание на то, что война начнется во второй половине июня 1941 года: такие сведения Зорге сообщил 30 мая.

Первый памятник на могиле Рихарда Зорге, в которую его прах был перенесен в 1950 году стараниями Ханако Исии

Источник: kulturologia.ru

Донесение, защитившее Москву

А вот то, что именно донесение Рамзая позволило руководству СССР в самый трудный момент, когда немецкая армия в рамках операции «Тайфун» рвалась к Москве, снять резервные дивизии с дальневосточных и сибирских рубежей — полная правда.

Сообщение Зорге о том, что Япония не намерена вступать в войну с Советским Союзом как минимум до начала 1942 года, в Москве получили 14 сентября 1941 года, когда до его ареста оставался всего месяц. Если донесения Зорге относительно планов Германии к тому времени и вызывали некоторые сомнения, то его сведения о действиях и намерениях Японии пользовались полным доверием.

Так что сентябрьская радиограмма Рамзая послужила достаточным основанием для того, чтобы ослабить советский Дальневосточный фронт — и усилить оборону Москвы.

Рихард Зорге в Японии, конец 1930-х годов. К этому времени разведчик не только стал своим человеком в посольстве Германии, но и с санкции Москвы согласился сотрудничать с немецкой разведкой

Источник: kulturologia.ru

Агент двух разведок

Зачастую недоверие к данным Рамзая, которое якобы постоянно испытывала Москва, объясняют тем, что его подозревали в двойной игре. В действительности, как стало известно уже после войны, немецкая разведка и правда пользовалась услугами Рамзая — но оказывал он их с ведома и по поручению своего руководства.

Зорге прямо было поручено занять «служебное или полуслужебное положение» при посольстве Германии в Японии, чего он смог добиться, только дав согласие стать информатором немецкой военной разведки.

Правда, сведения, которые от него требовали немцы, никак не были связаны с СССР: кураторов Зорге из Берлина интересовали исключительно разведданные относительно планов и возможностей Японии, поскольку советского разведчика считали исключительным специалистом именно в этой области.

https://www.youtube.com/watch?v=6bfx4eYPGmg

Современный вид памятника на могиле Рихарда Зорге на кладбище Томи в Токио. Под венком на переднем плане скрывается урна с прахом Ханако Исии

Источник: madrerussia.com

Трижды женатый

В жизни Рихарда Зорге были три женщины, которые называли себя его женами, но только с двумя из них он успел оформить настоящий брак. С Кристианой Герлах он приехал в СССР из Германии, но уже через два года женщина бросила мужа и вернулась домой.

Зорге развелся с ней в 1933 году, когда в последний раз побывал на родине, чтобы по возвращении в Москву успеть до отправки в служебную командировку в Китай жениться на Екатерине Максимовой — своей бывшей преподавательнице русского языка. Последний раз они виделись в 1935 году, когда Рамзай приезжал в отпуск в Советский Союз.

Зорге пережил свою вторую жену: в 1942 году, когда в Токио шло следствие по делу Рамзая, Екатерину арестовали, осудили и на пять лет сослали в Сибирь, где летом 1943 года она умерла от тифа.

А последней фактической супругой разведчика стала японка Ханако Исии, стараниями которой в 1949 году останки Зорге были извлечены из безымянной братской могилы и перезахоронены на кладбище Тама в пригороде Токио. Кстати, после того, как история Рихарда Зорге стала широко известной в СССР, Ханако Исии получала пенсию от советского Министерства обороны как вдова офицера, погибшего при исполнении служебных обязанностей.

Рихард Зорге в Токио в 1940 году

Источник: upload.wikimedia.org

Герой Советского Союза, кавалер Железного креста

Как это ни покажется удивительным, но при жизни разведчик Рихард Зорге не получил ни одной советской награды! Только 5 ноября 1964 года, после официального признания его подвига, заслуги Рамзая были оценены советским правительством: за «выдающиеся заслуги перед Родиной и проявленные при этом мужество и геройство» ему посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза. Это звание стало второй боевой наградой Зорге: первую, германский Железный крест II степени, он получил еще в 1915 году за участие в боях в Галиции — кстати, против русских войск.

Унтер-офицер Рихард Зорге — кавалер Железного креста II степени. На нижнем краю фотографии хорошо видна орденская лента, продетая во вторую пуговичную петлю, как и положено по статуту ордена

Источник: pinterest.ru

Разведчик, бывший писателем

Эта часть жизни Рихарда Зорге известна гораздо меньше, чем все остальные, что и не удивительно: в массовом сознании он был и остается прежде всего гениальным разведчиком. Между тем, он сам как-то признавался, что если бы не работа в разведке, он стал бы ученым. И для такого заявления у Зорге были все основания.

К моменту приезда в СССР в 1924 году он успел получить две ученые степени — по политологии и экономике, а за первые четыре года жизни в Советском Союзе выпустил три книги, посвященные проблемам капитализма и империализма.

Последней книгой Зорге считаются так называемые «мемуары», написанные им во время пребывания в токийской тюрьме. В действительности эта подборка собственноручных заметок разведчика — совсем не воспоминания, а показания, написанные по заданию японских следователей.

Примечательно, что в них, как на допросах, Рамзай ни разу не признается в работе на советскую военную разведку, утверждая, что сотрудничал только с Коминтерном.

Партийный билет члена Коммунистической партии Германии Рихарда Зорге

Источник: aracs.ru

Обложка: pinterest.ru

«Акула» разведки и обмен на Шпионском мосту

Два мира – два Щаранских. К годовщине последнего обмена на мосту Глинике

Жизнь в страхе. К годовщине побега одного советского разведчика

Николай Кузнецов: 11 фактов о легендарном разведчике

Полковник Абель: десять фактов о герое с чужим именем

Источник: https://histrf.ru/biblioteka/b/o-chiem-na-samom-dielie-priedupriezhdal-ramzai-10-faktov-iz-zhizni-rikharda-zorghie

О чем сталина предупредил «советский джеймс бонд» рихард зорге

Рихард зорге являлся. Почему Сталин не обменял Зорге

Вина Сталина в том, что он не прислушался к предупреждениям Рихарда Зорге

Вина Сталина в том, что он не прислушался к предупреждениям Рихарда Зорге, сильно преувеличена

Приближающаяся очередная годовщина начала Великой Отечественной войны вновь поднимает вопросы: почему она с первых эпизодов стала такой катастрофой для СССР? Было ли нападение вероломным и внезапным? Почему превосходившие немцев в численности советские войска оказались не в состоянии нанести ответный удар и закончить войну за год-полтора?

Наш восточный Джеймс Бонд

На большинство этих вопросов мы никогда не получим точных ответов.

Одни документы хранятся «за семью печатями», другие уничтожены во времена власти Никиты Хрущева, третьи никогда и не существовали: многие приказы в те годы отдавались устно, особенно когда были связаны с сугубо засекреченными операциями.

Тем не менее из года в год вспыхивает дискуссия о роли советской разведки в последние предвоенные дни. Наиболее распространенное мнение таково: разведчики предупреждали Сталина о начале войны, а он им не поверил и тем самым подставил страну под удар.

Это мнение не имеет под собой серьезных оснований, и мы попытаемся показать это на судьбе самого известного советского разведчика того времени – Рихарда Зорге.

В самом деле, почему Иосиф Сталин должен был доверять именно Рихарду Зорге? Будущий разведчик воевал за Германию в Первой мировой войне, его родной брат служил в вермахте, а позднее попал на Восточный фронт и в советский плен.

Да, после своей первой войны Зорге стал марксистом, связал судьбу с Коминтерном, стал выполнять деликатные задачи, но особого доверия к его материалам никогда не было.

1915 год. Рихард Зорге читает марксистские газеты в госпитале. Википедия

В 1933 году, после трех лет работы в Китае, Зорге направили в Японию – туда он поехал как корреспондент нескольких германских газет.

Подозрения в дезинформации легли на организованную Рихардом Зорге сеть в 1937 году – тогда практически по всем направлениям внешней разведки прошли отзывы специалистов с последующими репрессиями.

Некоторые предпочитали остаться за рубежом, но тогда за ними начиналась форменная охота.

Неизвестно, какую судьбу выбрал бы Зорге, известный в Москве под псевдонимом Рамзай, но распоряжение о его отзыве было отменено. Возможно, потому, что организовать другую резидентуру среди крайне подозрительных японцев, да еще в условиях обострения отношений, было невероятно сложно.

Рихард Зорге вел бурную, яркую жизнь, он был настоящем Джеймсом Бондом 1930-х.

Десятками соблазнял девушек, посещал все вечеринки, рассекал на мотоциклах (попав в тяжелую аварию, успел передать секретные документы другу и только после этого потерял сознание).

Он был отличным журналистом, писал книги, разговаривал на нескольких языках, а хромота, появившаяся после ранения в Первой мировой, лишь придавала ему шарма.

Предсказания Рамзая

Но эта часть биографии Зорге, сделавшая его столь популярным после смерти, Москву не интересовала. Сталину нужно было знать: собирается Германия напасть на Советский Союз или нет.

Зорге, который в Японии получил место пресс-атташе германского посольства и крутил романы с женами, кажется, всех немцев в стране, много раз предупреждал о неизбежности войны. Однако эти сведения постепенно перестали вызывать интерес Сталина и его окружения. В самом деле:

  • 10 марта 1941 года «Рамзай» сообщает, что Германия нападет на СССР «по окончании теперешней войны». На тот момент война в Европе была фактически окончена: Германии сопротивлялись лишь отдельные части капитулировавшей французской армии, велись локальные сражения с англичанами на Балканах, в Северной Африке и на морях. В целом этот прогноз можно считать сбывшимся, хотя интерпретировали его как «после победы над Великобританией».
  • 2 мая Рамзай уточняет: «Решение о начале войны против СССР будет принято Гитлером либо в ближайшие дни, либо после войны с Англией» – тоже не слишком информативно.
  • 19 мая – ничего нового: «Новые германские представители, прибывшие сюда из Берлина, заявляют, что война между Германией и СССР может начаться в конце мая. Но они также заявили, что в этом году опасность может и миновать». Надо понимать, что, хотя отношения с Японией были для Германии приоритетными (для этого даже придумали «восточную арийскую расу»), Берлин вполне мог просто не сообщать сотрудникам посольства о своих планах. То есть сколько бы женщин ни соблазнил Зорге, добыть достоверную информацию о планах Гитлера он просто физически не мог. Более того, Германия приняла программу дезинформирования противника через собственные посольства. А вот о японской политике Зорге имел куда более четкое представление и исправно транслировал его в Москву.
  • 30 мая, однако, в Токио пришла весточка из столицы рейха: «Берлин информировал Отта (посла Германии в Японии. – Ред.), что немецкое выступление против СССР начнется во второй половине июня».
  • Через день появляется конкретная дата. Примерно в это же время Сталин начинает терять терпение: «Ожидание начала германо-советской войны около 15 июня»…
  • 15 июня приходится извиняться за ошибку: «Германский курьер сказал военному атташе, что он убежден, что война против СССР задерживается, вероятно, до конца июня. Военный атташе не знает – будет война или нет». Сталин нервничает, у него таких Рамзаев – полмира, и все шлют противоречивые сообщения.
  • 20 июня: «Отт сказал мне, что война между Германией и СССР неизбежна».

Дату 22 июня Зорге, по-видимому, так и не назвал. Существующую телеграмму об этой дате историки считают фальшивкой, состряпанной по распоряжению или с молчаливого согласия Никиты Хрущева. Тому просто необходимо было возложить вину за всю тяжесть войны на Сталина, якобы не прислушавшегося к предупреждению.

Однако, согласитесь, даже если Рамзай прислал точную дату, то особых оснований выделить ее среди нескольких неточных у советского руководства просто не было.

Смерть и слава

Рихард Зорге, 1940-41 гг. Википедия

Война началась катастрофически. Сколько бы мы ни говорили о мирных намерениях СССР, факт остается незыблемым: приграничные боевые соединения стояли на позициях, удобных для атаки и совершено непригодных для обороны – отсюда и страшные потери.

Зато доверие к Рамзаю, который много писал о неизбежности войны, резко возросло. И информация о том, что Япония не нарушит пакт о ненападении с СССР (этот пакт будет нарушен Советским Союзов в 1945 году) как минимум в ближайший год, оказалась бесценной: она позволила снять несколько дивизий с Дальнего Востока и перебросить их к западным границам.

Японцы арестовали Рихарда Зорге 18 октября 1941 года. Факта своей работы на СССР он так и не признал, называя себя агентом Коммунистического интернационала. Казнили его через три года; в тюрьме он успел написать мемуары. Слухи о том, что между Японией и СССР велась торговля по поводу обмена пойманными шпионами, достоверными не выглядят: Сталин вообще избегал подобных переговоров.

Могила Рихарда Зорге в Токио. Википедия

Нет шпиона в своем отечестве! СССР вообще не признавал Зорге своим агентом и героем, пока Никита Хрущев не увидел ленту французского режиссера Ива Чампи «Кто вы, доктор Зорге?» Тут-то и началось возвеличивание Рихарда на его второй родине. Яркого шпиона сделали легендой – человеком, который якобы мог направить Великую Отечественную совсем в другое русло.

Тут тоже интересно посмотреть на даты. газета СССР «Правда» опубликовала материал о Зорге 4 сентября 1964 года.

Там прямо говорилось о якобы точных прогнозах разведчика и о том, что «Сталин не обратил внимания на это и на другие подобные доклады».

Но уже 14 октября 1964 года Никита Хрущев, который «продвигал» легенду о разведчике, был снят с основных постов в правительстве – при Леониде Брежневе такая статья была бы просто невозможна.

Пропагандистское колесо, впрочем, решили не останавливать: 5 ноября 1964 года Зорге посмертно получил звание Героя Советского Союза. Несомненно, заслуженно – но к дате германского нападения это не имеет никакого отношения.

Источник: https://www.eg.ru/society/348265/

Мог ли Сталин спасти Зорге от казни

Рихард зорге являлся. Почему Сталин не обменял Зорге

Одной из главных заслуг Рамзая считают сообщение, отправленное в Центр 15 сентября 1941 года. То была историческая шифрограмма: «Война Японии против Советского Союза до весны 1942 года, повторяю, до весны тысяча девятьсот сорок второго года исключена», – уверенно написал резидент.

Когда война СССР с Германией стала реальностью, Москву все больше беспокоила позиция Токио. Звучавшая там воинственная риторика говорила о том, что Страна восходящего солнца развяжет агрессию.

«Советский Союз должен быть уничтожен», – заявил тогда председатель Тайного совета генерал Кадо Хара, назвав это историческим шансом Японии.

Хотя в руководстве страны по этому вопросу не было никакого единства.

Рамзай был опытным разведчиком и прекрасно понимал: Центр вскоре поставит перед ним главный вопрос – нападет ли Япония на Советский Союз. И если да, то когда. Однако, повторим, ее руководство на тот момент не определилось даже с направлением нанесения главного удара и временем начала агрессии.

Сталин с надеждой и тревогой спрашивал начальника Разведуправления: «Что сообщает ваш немец?». Зорге, как блестящий аналитик, раньше других по отдельным, едва заметным признакам точно определил, что провал блицкрига в России станет для японцев сдерживающим фактором.

Он уловил тенденцию к перенесению сроков нападения на СССР на весну 1942 года.

“ Следственные дела Рамзая оказались ценнейшим материалом для разведслужб США ”

Уже в середине августа осторожно поделился с Центром своими догадками. Однако из Москвы тут же последовал грубый окрик взвесить и объективно оценить все еще раз. Попало заодно и военному атташе полковнику Ивану Гущенко: «Что там несет ваш Рамзай? Откуда он взял, что японцы откажутся от нападения?».

У Центра словно отшибло память. В Москве напрочь забыли, сколько сообщений Зорге оказались точны и правдивы, даже если в корне не совпадали с позицией руководства. Информация Рамзая всегда подтверждалась жизнью.

Так было в 1935 году, когда он задолго до свершившегося факта сообщил о подготовке к заключению «антикоминтерновского пакта», инициаторами которого стали Берлин и Токио.

А после поездки по городам Китая и глубокого анализа агрессивной политики Японии Рамзай сделал вывод о неизбежности большой войны между этими двумя странами.

В Центре такой вывод восприняли неоднозначно, поскольку периодические боевые столкновения между Китаем и Японией происходили с 1931 года, но ни к чему не приводили. Тем не менее Зорге настаивал: скоро разразится полномасштабная война, что и случилось в июне 1937-го.

Рамзай точно определил момент, когда в июне 1940 года гитлеровское командование окончательно склонилось к агрессии против СССР. Дальнейшая работа была направлена на убеждение Центра в близости войны. Заключительным аккордом явилось сообщение от 20 июня 1941 года: «Германский посол в Токио Отт сказал мне, что война между Германией и СССР неизбежна».

Но были еще материалы политического, военного, военно-экономического характера. Восемь лет резидентура Рамзая работала в Японии, и вызывает сожаление, что ее донесения воспринимались Центром с долей сомнения. Совсем по-другому ее деятельность оценили… американцы.

Дело в том, что они полностью завладели следственными делами о деятельности резидентуры Рамзая, в их руках оказались японские полицейские, работавшие с арестованными.

Начальник разведки генерала Дугласа Макартура, командующего американскими войсками на Дальнем Востоке, Чарльз Уиллоугби, ознакомившись с этими документами, был поражен талантом и высочайшим профессионализмом группы Зорге. Никогда прежде он не сталкивался ни с чем подобным.

Следственные дела Рамзая оказались ценнейшим материалом для разведслужб США. Изучая их, генерал Уиллоугби прочел удивительно точные слова, написанные самим Зорге в тюрьме Сугамо: «…Моя разведывательная работа в Китае и Японии носила совершенно новый, оригинальный и к тому же творческий характер».

Генерал срочно отправил дела в Америку и подготовил доклад, где проанализировал опыт работы советских разведчиков. Доклад выслали в Вашингтон с рекомендацией использовать в военных училищах США.

В 1948 году группа экспертов Пентагона на протяжении шести месяцев работала с документами резидентуры Рамзая. В феврале 1949-го она опубликовала меморандум, где говорилось: «Мощная организация советских разведчиков была раскрыта в Японии как раз перед нападением на Перл-Харбор.

Вероятно, никогда в истории не существовало столь смелой и столь успешной организации… В течение восьми напряженных лет дерзкая и искусная группа разведчиков работала в Японии на свою духовную родину – Советскую Россию».

Сам генерал Дуглас Макартур заключил: «Рихард Зорге… обладал всеми качествами великого человека – силой духа, даром остроумно оценивать события, смелостью, соединенной с осторожностью и непоколебимой решимостью».

Таковы отзывы американцев. В последующие годы, когда о группе Рамзая стало известно в других странах, столь же высоко деятельность Рихарда Зорге и его соратников оценили в Германии, Японии, Англии…

Самая лучшая «крыша»

Почему же Центр всегда настороженно относился к его сообщениям? И могли ли мы спасти Зорге?

Чтобы ответить на этот вопрос, сошлюсь на авторитет генерал-майора в отставке Михаила Иванова – в то время оперативного сотрудника токийской резидентуры. Он ознакомился с работой резидентуры Рамзая еще в 1940 году, когда после окончания Академии им. М. В.

Фрунзе был назначен в Разведуправление на должность помощника начальника отделения восточного отдела. В ведении капитана Иванова тогда были семьи разведчиков, работавших за рубежом, в том числе и Екатерина Максимова – жена Рихарда Зорге.

Он также занимался переводом телеграмм, писем резидента.

В январе 1941-го Иванов сам был направлен в Японию как сотрудник советского посольства. Это позволило ему впоследствии сделать важные выводы о деятельности Зорге, изучением которой он занимался всю последующую жизнь. На вопрос, могли ли мы спасти Рамзая, Иванов ответил однозначно: да.

«6 ноября 1944 года был торжественный прием в советском посольстве в Токио по случаю 27-й годовщины Великого Октября. Впервые за все годы войны посольство посетил министр иностранных дел Японии Мамору Сигэмицу. Говорил о положении на фронтах, подчеркивал дружественные отношения между СССР и Японией, сохранивших нейтралитет на протяжении всех лет войны.

Даже распространялся о каких-то особых симпатиях к людям России, их стойкости и способности сопротивляться невзгодам. Мы чувствовали, что он ждал инициативы с нашей стороны. Возможно, скажи наш посол Яков Малик или я словечко о Зорге – и появилась бы надежда. Но на любую инициативу каждый из нас мог пойти лишь с письменного разрешения Центра. Ни я, ни посол таких указаний не имели.

Сигэмицу озадаченно потоптался и раскланялся. А на следующее утро – 7 ноября 1944 года Зорге был казнен в тюрьме Сугамо» («Неизвестный Зорге – часть III»).

“ Организация советских разведчиков, раскрытая в Японии перед нападением на Перл-Харбор, была самой успешной в истории ”

Почему хотя бы не попытались уберечь от смерти самого ценного резидента? На этот вопрос однозначного и бесспорного ответа нет. На него, видимо, могли бы ответить только товарищ Сталин или Молотов, но при жизни их об этом как-то не успели спросить.

Надо прежде всего понять, почему руководители Советского государства и военной разведки не горели желанием бороться за Зорге. Первое, что приходит на ум, – порядком заезженная версия о том, что Сталин не доверял Рамзаю, считая его двойным агентом. Действительно, «вождю народов» не нравилось поведение Зорге за границей.

Как-то не вписывалось оно в моральный облик коммуниста. Рихард любил выпить. Всегда был душой компании. Его обожали женщины, и он их не чурался. Все это доходило до ушей руководства.

И в недрах Разведуправления рождается служебная записка начальника отдела генерала Константина Колганова, где Рамзая обвиняют в пренебрежении конспирацией и излишне разгульном поведении.

Дальше – больше. Следователи НКВД выбили из разведчика Михаила Сироткина, который стажировался в Японии, а потом работал начальником японского отделения Разведупра, признание, что он якобы еще в 1938 году сдал резидентуру Зорге японцам. Отсюда вывод: Рамзай – перевербованный шпион.

В декабре 1940 года начальник Первого управления НКВД старший майор госбезопасности Павел Фитин сообщает в Разведуправление: «По нашим данным, немецкий журналист Рихард Зорге является одновременно немецким и японским шпионом.

По этой причине он будет арестован при пересечении границы СССР…» Хотя ни о каких конкретных фактах Фитин не говорит, поэтому такие сообщения можно отнести к конкуренции спецслужб в их борьбе за доступ к «телу» вождя.

В самом Разведуправлении существовали разные мнения относительно работы Рамзая.

Сотрудники Сергей Будкевич, Александр Рогов, лично знавшие Зорге, говорили о нем как о человеке преданном, глубоко порядочном, в высшей степени профессиональном. Однако были и те, кто не доверял Рамзаю.

В частности, бригадный комиссар Иван Ильичев и прибывший вскоре на смену начальнику Разведуправления Ивану Проскурову Филипп Голиков.

С одной стороны, Зорге, многие годы работая в Китае, потом в Японии, давал ценную информацию.

С другой – находились клеветники наподобие Якова Бронина (он сменил Зорге в должности резидента в Шанхае), которые строчили в Центр докладные о якобы недостойном поведении Зорге, его высказываниях в адрес Коминтерна, Сталина и ВКП(б).

Правда, через 30 лет тот же Бронин под псевдонимом Я. Горев напишет книгу о Рихарде Зорге, захлебываясь в похвалах и давая совсем иные оценки деятельности разведчика.

Весьма показателен доклад Сталину исполняющего обязанности начальника Разведывательного управления майора госбезопасности Семена Гендина в 1937 году. Он точно отражает настроения руководства и некоторых сотрудников военной разведки того времени по отношению к Зорге.

«Представляю донесение нашего источника, – пишет Гендин, – близкого к немецким кругам в Токио». И тут же следует примечание: «Источник не пользуется полным нашим доверием, однако некоторые его данные заслуживают внимания». Формулировка говорит о многом.

Зачем, собственно, спасать этого гуляку, бабника да еще и двойного агента.

Но попытки вызволить Зорге из заточения предпринимались и самой резидентурой военной разведки в Токио.

Так, разведчики уговорили посла СССР в Японии Якова Малика, который в конце 1943 года был приглашен в Москву для получения награды, обратиться к Молотову с просьбой о содействии в освобождении Рамзая.

Малик работал в Японии уже несколько лет, хорошо знал Зорге и охотно согласился переговорить с Молотовым. «Но, – передавал рассказ посла генерал Иванов, – просьба посла вызвала холодную реакцию. Молотов перевел разговор на другую тему».

Архивные материалы ГРУ говорят о том, что никаким двойным агентом Зорге не был. Он был убежденным коммунистом и долгие годы сначала в Шанхае, а потом в Токио честно и преданно (как верно подметили американцы) работал на свою духовную родину – Советскую Россию. Да, он вел разгульный, с точки зрения советских руководителей, образ жизни. Но это было его своеобразным прикрытием.

Ни у кого не возникало и грамма сомнения, что Зорге – журналист, глубокий аналитик, преданный член НСДАП. Эта «крыша», как говорят разведчики, работала прекрасно, обеспечивая доступ к документам государственной важности. Напомним, Зорге был советником немецкого посла Отта, помогал готовить аналитические материалы для Берлина.

Кстати, на «дружбу» с немецким послом ему дал «добро» именно Центр.

Гагарин или Чампи?

Прискорбно, что и после казни Рамзая отношение к нему на Родине не изменилось. «Трагическая история Зорге и его соратников, – вспоминал Михаил Иванов, – естественно, возникла в связи с работой Токийского трибунала над главными японскими военными преступниками.

Мы не раз обращались к членам советской делегации, прибывшим из Москвы, с вопросом: будут ли наказаны убийцы Зорге? Ведшие расследование прокурор Есикава и следователь Накамура поспешили обратиться к американцам с просьбой защитить их от посягательств японских коммунистов и советских заинтересованных лиц.

Но зря беспокоились. Никакой реакции со стороны СССР не последовало. По свидетельству Сергея Голунского, Молотов не рекомендовал в ходе следствия и заседаний трибунала поднимать вопрос о деятельности организации Зорге.

«Что делать русскому человеку, если Родина стреляет в спину?» – вопрос писателя Леонида Леонова не имеет ответа в советской истории.

Линия на «непризнание» Зорге продолжалась почти двадцать лет после окончания войны.

Генерал Иванов, который еще дважды работал в Японии, признавался, что они опасались не только посещать могилу Зорге, но даже произносить слова благодарности в память о нем. Перелом наступил в 1963-м.

Зорге наконец признали советским разведчиком, гриф секретности сняли. Существует несколько версий, как случилось это поистине историческое событие.

Первая – так называемая гагаринская. Когда первый космонавт посетил Японию в 1962 году, местные журналисты задали вопрос о Рихарде Зорге. Успешно отвечавший до этого Юрий Алексеевич впервые оказался в сложном положении: он ничего не знал о Зорге. Военные разведчики, работавшие под «крышей» посольства в Токио, рассказали Гагарину о подвиге Рамзая и его группы.

Космонавт предложил заказать венок и возложить к могиле, а на ленте написать: «Первому разведчику Рихарду Зорге от первого космонавта Юрия Гагарина». Но сотрудники посольства и резидентуры стали отговаривать его от поспешных действий. Гагарин обозвал их трусами и пообещал по возвращении в Москву доложить обо всем Хрущеву.

Известно, что Юрий Алексеевич слов на ветер не бросал.

Вторая версия – киношная. Суть ее в том, что Никите Хрущеву показали уже достаточно известный за рубежом кинофильм Ива Чампи «Кто вы, доктор Зорге».

Никита Сергеевич впечатлился и якобы даже задался вопросом: а разумно ли мы поступаем, открещиваясь от такого выдающегося разведчика? Так это или нет, но в СССР наконец приняли решение рассказать советскому народу, кто такой Зорге, признать его заслуги и присвоить разведчику высокое звание Героя Советского Союза. Так начался настоящий «ренессанс» Рихарда Зорге.

Возникают и другие версии, например, что Хрущев извлек его из небытия, чтобы в очередной раз пнуть «мертвого льва» – Сталина: мол, сообщал он «вождю народов» о нападении Германии на Советский Союз, но тот не поверил. Отсюда и тяжелые поражения на начальном этапе войны, большие потери…

Важнее то, что Рихард Зорге не миф. Он был и останется величайшим разведчиком ХХ века. Это признано во всем мире. Вспомним о нем тепло и благодарно в годовщину его гибели. Ведь он отдал жизнь ради нашей Победы.

Источник: https://www.vpk-news.ru/articles/53309

Водителю
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: